[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 2001 год ] [ "Невское время" ] [ поиск ]

Невское время No 15(2476) 26 января 2001 г.

Из зала суда
Дело о коже "Бизона"

Завершившийся в конце прошлого года судебный процесс не привлек особого внимания питерской прессы. Между тем он может послужить яркой иллюстрацией непростых взаимоотношений правоохранительных органов и контролируемых ими по долгу службы (или по иным причинам?) коммерческих структур. На скамье подсудимых находились три офицера милиции - сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями Адмиралтейского района.

Уголовное дело о получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями было возбуждено еще в апреле. Именно тогда, решив обновить гардероб, старший оперуполномоченный Анатолий Шевченко зашел в магазин "Бизон". Для выбора и примерки кожаной куртки понадобилось время, и Анатолий Валентинович успел заметить - на некоторые мелкие товары продавцы не пробивают чеки. У Шевченко в тот день был выходной, и он, ничего не предпринимая, только взял на заметку свое наблюдение. Это было 8 апреля.

А 11 апреля майор Шевченко и его коллега - старший оперуполномоченный того же отдела по борьбе с экономическими преступлениями капитан Михаил Москалик проводили проверку торговых точек на Сенной площади. зашли и в "Бизон", благо тот располагается неподалеку - на Вознесенском проспекте, в доме Э 57. Как всегда, при подобных проверках была проведена контрольная закупка, предъявлены служебные удостоверения, затребованы кассовая книга и документация на товар.

Неладное обнаружилось сразу же. Согласно кассовой книге, выручка за весь день 8 апреля составила чуть более семи тысяч рублей, в то время как только Шевченко заплатил за свою куртку 11 647 рублей. Кожаные изделия, которыми торговал магазин, оказались вовсе не итальянскими, как говорили продавцы, а турецкими.

Шевченко и Москалик изъяли кассовый аппарат и документацию на товар - без них магазин работать не мог.

Во время проверки владелец магазина Виктор Калашников позвонил своей супруге, недавно уволившейся из прокуратуры Адмиралтейского района, сообщил о происходящем - и пошел у нее перезвон с бывшими сослуживцами. Наконец, Калашниковых уверили, что ничего страшного с их магазином не происходит, и пообещали в любом случае ускорить рассмотрение их дела.

13 апреля, уже в отделе, Калашников объяснял, что ошибку в записях в кассовой книге допустили неопытные продавцы, что товар действительно из Турции, и среди вещей встречаются бракованные. Шевченко поинтересовался, как определить брак, потому что купленная им в "Бизоне" дорогостоящая обновка измазала вещи, висевшие рядом с ней в шкафу. Калашников дал простой совет - потереть куртку влажной бумагой: если на бумаге останутся следы красителя, то куртка бракованная и он, Калашников, готов обменять ее или вернуть часть уплаченных денег.

В это время в кабинет входит заместитель начальника отдела по борьбе с экономическими преступлениями Адмиралтейского района Наталья Бастрыкина, ей представляют Калашникова, и он просит уделить ему время. Бастрыкина приглашает его для беседы в свой кабинет. Позже Калашников заявит, что именно она предлагала ему "крышу", просила особенно не баловать ее подчиненных Шевченко и Москалика, а она присмотрит, чтобы они "не наглели". Но это предприниматель заявит позже. А пока ему возвращен кассовый аппарат, документация и наложен штраф в 4200 рублей. "Бизон" возобновляет работу.

В тот же день Шевченко последовал совету предпринимателя и убедился, что краситель на куртке нестойкий. 14 апреля он, Москалик и Бастрыкина приехали в магазин и Шевченко попросил поменять его бракованную куртку на качественную. Калашников не согласился на обмен, и предложил взять компенсацию - 5500 рублей. Шевченко это вполне устроило, предприниматель передал ему деньги, и еще посоветовал приобрести аэрозоль для ухода за кожаными изделиями.

С деньгами и купленным аэрозолем Шевченко, Москалик и Бастрыкина были задержаны на выходе из магазина. Калашников утверждал, что они требовали (и получили) от него взятку и настаивали на том, чтобы товар из магазина впредь продавали им с пятидесятипроцентной скидкой. Бастрыкина-де даже примерила плащ за 320 долларов, намереваясь приобрести его за половину стоимости. В обмен на 5500 рублей и скидки Шевченко, Москалик и Бастрыкина, дескать, гарантировали бесперебойную работу магазина.

С 14 апреля Анатолий Шевченко находился в заключении. Его освободили в зале суда 1 ноября. Наталья Бастрыкина была взята под стражу тоже 14 апреля, но через несколько дней отпущена под подписку о невыезде. За это время появились проблемы со здоровьем, из-за приступов гипертонии несколько раз пришлось вызывать "скорую". На суде Бастрыкина скажет, что решила уволиться из органов внутренних дел, но именно сейчас не может этого сделать, потому что оформляется ее инвалидность.

С Михаила Москалика на это время была взята подписка о невыезде.

Их обвинили по ст. 290, ч. 4, п. "а" (получение взятки) и по ст. 286, ч. 1 (Превышение должностных полномочий). Обвинитель потребовал для Бастрыкиной четыре года лишения свободы, для Шевченко и Москалика - три года условно.

На заседаниях суда несвязные показания Калашникова были признаны оговором сотрудников милиции, улики - недостаточными, и на заключительном судебном заседании все трое были оправданы.

Маргарита ВЕСЕЛОВА


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ