[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 2001 год ] [ "Невское время" ] [ поиск ]

Невское время No 154(2614) 29 августа 2001 г.

ЧЕМ ДУЭЛЬ РУССКАЯ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ФРАНЦУЗСКОЙ
ПЕТЕРБУРГСКОЕ ПРОШЛОЕ БОГАТО ДУЭЛЬНЫМИ ИСТОРИЯМИ. СЛУЧАЛИСЬ ОНИ НЕ ТОЛЬКО В ДАВНИЕ ВРЕМЕНА - ДАЖЕ ЕЩЕ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА ВОПРОСЫ ЧЕСТИ РЕШАЛИ С ОРУЖИЕМ В РУКАХ. ОДНА ИЗ ЗНАМЕНИТЫХ, А НЫНЕ СОВСЕМ ПОЗАБЫТЫХ ДУЭЛЕЙ СЛУЧИЛАСЬ В ПЕТЕРБУРГЕ КАК РАЗ СТО ЛЕТ НАЗАД, В АВГУСТЕ 1901 ГОДА. ОНА ТАК НАШУМЕЛА В СТОЛИЦЕ, ЧТО ГОВОРИЛИ О НЕЙ ЕЩЕ ДОЛГО.

Что же стало причиной такого широкого интереса? Дело в том, что в поединке участвовали личности в высшей степени достойные внимания - видные представители петербургского светского общества: молодой отпрыск древнейшей немецкой фамилии, 28-летний адъютант собственного Его Императорского Величества конвоя, Александр Фердинандович Витгенштейн и умудренный опытом бравый офицер, 45-летний подполковник запаса Евгений Яковлевич Максимов.

Последний прославился свой неустрашимостью и геройскими подвигами во время шедшей тогда Англо-бурской войны. Многие петербуржцы близко к сердцу принимали далекие события и всей душой симпатизировали боровшимся за свободу буров, а многие горячие головы отправлялись на войну помочь им. Будучи много раз ранен во время этой войны, он приехал в Петербург с театра военных действий в Трансваале в июле 1900 года. Максимов мечтал о дальнейших подвигах на поле брани, но уже в Китае, где как раз загорелась война. В Петербурге ему было разрешено подать прошение о поступлении на военную службу, но вакансий на командование не оказалось.

Храбрости Максимову было не занимать - еще в девятнадцать лет он сражался добровольцем в Боснии и Герцеговине, где был впервые ранен. Спустя пять лет, в 1880 году, в отряде Скобелева он принимал участие в Ахал-Текинском походе, и однажды во время товарищеского ужина Скобелев даже поднял тост "за здоровье храброго из храбрых - ротмистра Максимова". А кроме военной карьеры, Максимов отличился и на литературном поприще, печатая свои статьи в "Новом времени", "Русском инвалиде", "Московских ведомостях" и в других журналах и газетах.

Что же касается князя, то он отличался всесторонним образованием и вспыльчивым нравом, который и погубил его. Причиной дуэли, как водится, стала дама. По версии Максимова, две дамы стали "отпускать всевозможные дерзости насчет моей наружности", на что офицер возмутился и вслух ответил дамам. Оказавшийся рядом с ним князь Витгенштейн потребовал "быть вежливым с его дамами". Перебранка переросла в ссору, а затем князь вызвал противника на дуэль. Как человек чести, тот не посмел отказаться. "Я был далек от мысли о поединке, - говорил потом Максимов, - такой ничтожный повод не стоит крови".

Стрелялись под Петербургом. Князь промахнулся, Максимов - нет. Он целился в ногу, но, как говорил потом, "на этот раз глаз мне изменил". Витгенштейн был ранен и вскоре скончался.

Известие о трагическом поединке широко разнеслось в Петербурге. Спорили: кто же виноват в этой дуэли, кто ответит за нелепую смерть молодого князя? Пытаясь оправдаться, Максимов выступил в печати с письмом, где говорил: "Что доказала дуэль? Она доказала только: от каких иногда пустых причин гибнет человеческая жизнь и какие мы рабы ложно направленного самолюбия".

Трагическая дуэль стала еще одним поводом подумать о себе. Многие замечали, что во Франции, откуда она пришла к нам, дуэль имеет символическое значение и очень редко заканчивается кровопролитием. Мы же, русские, привыкли драться до крови - это в нас заложено самой природой. "Мы заимствовали у французов обычай решать вопросы чести с оружием в руках, - писала одна из газет, - и применяем его кстати и некстати".

СЕРГЕЙ ГЛЕЗЕРОВ


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ