[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 1998 год ] [ "Невское время" ] [ поиск ]

Невское время No 197(1839) 29 октября 1998 г.

Военнопленные
II Другая часть проблемы - это последствия плена. Здесь присутствуют два аспекта: как советские военнопленные вели себя в плену и какова их дальнейшая судьба. Мне, как бывшему кадровому офицеру - участнику войны, представляется, что жесткость, иногда и жестокость на войне неизбежны. Но должен же быть какой-то предел. Воин, исполнивший в бою свой воинский долг, не может быть назван предателем, изменником. А если его отнесли к этой категории (как это было объявлено в приказе Ш 227 ГВК - июль 1941 г.), то его мосты для возврата на Родину уже сожжены, руки у него развязаны, он свободен в своих поступках - терять ему нечего, лишь бы выжить. Однако по понятным причинам ни партийно-государственное, ни военное руководство не могли признать это. Для них или ты воюешь (как бы они плохо ни командовали), или ты враг, предатель, изменник, подлежащий уничтожению. А то, что было до этого, никто в расчет не брал. Категория справедливости не входила в их представления о войне, тем более той, за которую им всем должно было быть стыдно. Поэтому тема плена долгое время у нас замалчивалась всеми: и теми, кто должен был говорить и писать об этом, и теми, кто побывал в плену. И только с середины 80-х, когда не стало непосредственных виновников трагедии, время от времени стали появляться самые безобидные материалы, как-то освещающие вопрос, но, как правило, с отрицательной оценкой - предатели. Затем появилась информация о том, как советские люди сопротивлялись врагу и в плену, как устраивали побеги из лагерей и т. д., однако попыток объективности не наблюдалось - всех оказавшихся в плену и особенно так называемых коллаборацианистов - кто, сотрудничая в той или иной степени с немцами, служил в военных и вспомогательных полувоенных формированиях на их стороне - назвали "власовцами", не задумываясь, соответствовало ли это действительности.

Поскольку о страданиях, мучениях и гибели миллионов бывших советских воинов в плену сейчас многое уже известно, мне хотелось бы коснуться вопроса о "власовцах". Знаю, тема эта скользкая и даже опасная. Найдется немало не только несогласных со мной, но и тех, кто поспешит осудить меня, тем более что я пытаюсь изложить свою точку зрения, во многом не совпадающую с укоренившейся официальной версией этого сложного явления.

Прежде всего, коротко о том, в каких условиях и по каким причинам бывшие советские военнослужащие оказывались на службе на стороне врага. Подразделения и части "восточных" - "добровольческих", как они назывались немцами, - войск из военнопленных стали создаваться уже в 1941 году. Первыми добровольцами стали прибалты и "западники" - западные украинцы и белорусы - в результате "освободительных" походов Красной Армии. В последующем такие части стали создаваться из числа перебежчиков и военнопленных, изъявивших желание бороться со сталинским режимом в СССР - причины для этого были у множества. Пример заразителен: за ними последовали те, кто хотел выжить, скорее выбраться из нечеловеческих условий пересыльных и стационарных лагерей, где люди гибли сотнями ежедневно. (Так, к середине весны 1942 года на территории Польши умерли 307816 наших военнопленных из находившихся там 361710, т. е.

85,1%.) Чтобы уцелеть, многие вынуждены были соглашаться на что угодно, надеясь со временем вырваться к своим. Немцы подвергали определенной проверке на лояльность тех, кто давал согласие у них служить, а пленные нередко наговаривали на себя, выдавая себя за людей, пострадавших от советской власти.

Как писали в газетах по показаниям бывших "власовцев", немало было случаев насильственной "вербовки", когда нежелавших записаться "добровольцами" расстреливали тут же перед строем - попробуй откажись! К середине 1943 года набралось 90 батальонов славянских, в том числе 75 русских. Кроме того, были сформированы до 140 отдельных частей разной численности.

В 1942 году начали создаваться так называемые восточные легионы - базы для формирования частей из военнопленных - представителей народов Средней Азии, Кавказа, Поволжья, Урала. Их собирали в особые лагеря по национальному признаку, где проводилась соответствующая работа: немцы обещали в случае победы предоставить народам окраинных республик и региона Волга - Урал возможность создавать самостоятельные национальные государства. Многие соглашались вступить в национальные батальоны - это была реакция на советскую политику, лицемерную по отношению к разным народам, направленную на уничтожение лучшей части нерусских этносов. В 1943 году в составе восточных легионов было 90 батальонов численностью каждый до 1000 человек, из них до 4 - 8% - немецкое ядро. Командиры батальонов и рот были, как правило, немцы.

Были части казачьих войск (до 70 тысяч), военнопленные состояли в обслуживающих командах в немецких войсках ПВО, ВВС и ВМФ. В штатах немецких дивизий состояли подразделения обслуживания и обеспечения из так называемых "добровольных помощников". Их число к весне 1943 г. доходило до 400 - 600 тыс. человек. Кроме того, было множество строительных, дорожных, транспортных, ремонтных батальонов и рот. Особенно много последних было в частях восточных легионов - до 200 рот. Немало военнопленных служили в командах вспомогательной помощи, в диверсионно-разведовательных частях. Особой жестокостью к своим соотечественникам отличались карательные части.

Почти все названные войска, как правило, были в составе вермахта. Но много военнопленных из полевых батальонов были в последующем направлены на укомплектование войск СС Германии, в составе которых было до 10 дивизий СС, сформированных как из военнопленных, так и из советских граждан, угнанных на работу в Германию, а также из числа населения оккупированных областей. Там были и эмигранты после октябрьской войны.

Часть "восточных" войск использовалась в зоне боевых действий против Красной Армии, большая же часть - для борьбы с партизанами на оккупированных немцами территориях как на Востоке, так и на Западе. Значительные силы несли службу по охране мостов и других тыловых объектов немецкой армии.

Все "восточные" части и соединения из "добровольцев", входившие в состав вермахта и войск СС, насчитывали в общей сложности от 800 тысяч до 1200 тысяч человек, часто говорят - около миллиона. С пропагандистской целью они были названы Российской освободительной армией (РОА). Однако они никакого отношения к Власову не имели, а полностью подчинялись немецкому командованию.

Власовская же армия, точнее, вооруженные силы Комитета освобождения народов России (КОНР), начала формироваться лишь в конце 1944 года, когда наконец Гитлер, видя безысходность положения Германии, согласился на создание Русской армии. КОНР был создан Русским освободительным движением (РОД) на состоявшейся в Праге 14 ноября 1944 года конференции - со статусом независимого российского правительства. А ВС КОНР были объявлены армией союзного с Германией государства. Важно подчеркнуть, что она была в юридическом и военном отношениях отделена от вермахта и являлась военной силой РОД, цель которой - борьба со сталинским режимом и установление демократического, независимого от Гитлера Российского государства. ВС КОНР продолжали называть РОА, хотя это не та РОА, которая была провозглашена немцами. Вся эта история довольно сложная и требует отдельного рассмотрения. "Власовцами" можно назвать лишь тех, кто состоял в ВС КОНР, а не всех, кто оказался в различных военных и полувоенных немецких формированиях.

В нашей литературе власовцы обычно показываются сборищем предателей, подонков, пьяниц и насильников. Но это не так. И в этом легко убедиться. В ВС КОНР - РОА оказались многие наши кадровые генералы и офицеры. Там служили 1 генерал-лейтенант КА, 6 генерал-майоров, 1 бригадный комиссар, 1 комбриг, 42 полковника, 1 капитан 1-го ранга, 21 подполковник, 2 батальонных комиссара, 49 майоров и т. д.

Итак, ВС КОНР начали формироваться в ноябре 1944 года, хотя подготовка к этому шла уже давно. К началу 1945 года она состояла из двух пехотных дивизий (третья была в стадии формирования), ВВС, противотанковой и западной бригад, а также офицерской школы.

Общая численность армии - около 50 тысяч человек. К концу войны численность армии удвоилась после присоединения казачьих войск. Соединения РОА создавались за счет русских полевых батальонов, а также некоторой части 29-й и 30-й русских дивизий СС. Проводился и набор личного состава из числа военнопленных в лагерях и молодых мужчин - восточных рабочих. Как сообщает один из руководителей немецкого научного Центра военной истории Й. Хоффманн, весть о Пражском манифесте и создании КОНР и его ВС - РОА вызвала подлинный взрыв патриотических чувств. В течение нескольких недель в личную канцелярию Власова шел нескончаемый поток писем от русских, находившихся в Германии, военнопленных, беженцев и восточных рабочих. К концу ноября число заявлений о согласии вступить во власовскую армию достигло 300 тысяч. 23 декабря 1944 года в газетах было сообщено о невозможности учесть все просьбы.

О готовности вступить в Русскую армию (власовскую) во Владимир-Волынском офицерском лагере еще в июне 1943 года (когда были только слухи об этом) из 600 офицеров все, кроме 30, заявили, думая, что армия уже существует. Командующий 3 гв. А генерал-майор Круженников (в плену с 21 декабря 1942 года) считал, что 70% советских офицеров, находящихся в немецком плену, готовы воевать против советской системы.

Неожиданным и очень важным показателем оказалась информация о многочисленных случаях перехода на сторону противника, отмечаемых до самого конца войны. Например, среди 27629 советских военнослужащих, пленных с декабря 1944 года по март 1945 года, насчитывалось 1710 перебежчиков. Для сравнения: среди 28050 американских, английских и французских военнослужащих, захваченных немцами в Арденнах (декабрь 1944 - январь 1945 года), оказалось только 5 перебежчиков. Как говорится, без комментариев.

В немецком плену находились около 150 тысяч советских офицеров и 80 генералов. У многих из них возникала мысль о вооруженной борьбе за освобождение страны, народа от сталинского режима. При этом они верили, что их поддержит народ. На основании разных документов, в том числе протоколов допроса, упоминавшийся И. Хоффманн пишет, что уже в 1941 году и позже такое мнение высказывали до 20 генералов (фамилии перечисляются) - командующие армиями, командиры корпусов и дивизий. В их числе были известные генералы - командующие армиями Потапов, Лукин, Музыченко, Понеделин. Все ставили при этом условием создание русского правительства со статусом самостоятельного государства с самостоятельными вооруженными силами. На стороне КОНР были и зарубежное православное духовенство, многие эмигранты.


[ предыдущая статья ] [ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ