[ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка за 1999 год ] [ "Невское время" ] [ поиск ]

Невское время No 86(1967) 14 мая 1999 г.

Пушкин. Два века русской литературы
Так называется грандиозная выставка, открывшаяся вчера в Манеже. Она отвечает и своему названию,и положению вещей, ибо действительно "новая русская литература начинается с Пушкина и Пушкиным. До Пушкина наша литература была оранжерейным растением, утехой немногих любителей; на другой день после его смерти - она общественное явление первостепенной важности, сила, внушающая невольное уважение, сила, с которой вынуждены считаться. Литература приобретает значение единственной трибуны, с которой в словах поэтов и писателей доносятся думы и воля народа. До Пушкина на литературу смотрели свысока, то покровительствуя ей, то пренебрегая ею. После Пушкина литературы начинают бояться: ее пытаются заключить в тесные рамки, сделать вновь невинной и безвредной, какой она была в XVIII веке".

Это слова из "Декларации о ежегодном чествовании памяти Пушкина в день его смерти", принятой в 1921 году и подписанной, в числе других, А. Ахматовой, А. Блоком, Н. Гумилевым, М. Кузминым, Ф. Сологубом, В. Ходасевичем. Текст этой декларации встречает посетителей выставки, а потом...

В буклете, выпущенном к открытию, перечислены 29 музеев, принявших участие в подготовке выставки, среди них и Эрмитаж, и Русский музей, и Литературный музей Пушкинского дома, и Всероссийский музей А. С. Пушкина, и музеи Павловска и Петергофа, и Государственный музей городской скульптуры, и даже многие петербургские театры. Идея выставки возникла два года назад, еще тогда она была внесена в план общероссийских юбилейных мероприятий. Главный художник и автор художественного проекта - В. П. Наливайко, автор научной концепции - Т. С. Мишина.

"Мы хотели идти не по биографии, а по архетипам творчества, - рассказывает Т. С. Мишина, - потому что 6 июня на Мойке, 12, откроется постоянная экспозиция, цель которой как раз отразить жизнь и творчество поэта. Наша выставка строится иначе. Наверху расположено все, что относится к XIX веку, причем мы постарались сделать несколько ярких акцентов: "Края Москвы, края родные...", "Отечество нам - Царское Село", "Вы помните, текла за ратью рать..." (здесь экспонаты, связанные с войной 1812 года), "Под сению кулис" (театральная атмосфера того времени); дан целый пласт, связанный с событиями 14 декабря 1825 года, выставлены редкие картины, дающие представление о знаменитом петербургском наводнении, - тонущий город и город, возникающий из вод. Есть раздел "Во всем будь пращуру подобен" - ведь писал же Пушкин "Стансы", давал же наставления Николаю; есть такие затеи, как кабинет изгнанника, "Станционный смотритель", есть даже масонская ложа со всеми аксессуарами, масонскими коврами, молотками, подсвечниками, перчатками и черным балахоном.

Завершается все не "могильником", не "похоронкой", а факсимильным воспроизведением рукописи "Я памятник себе воздвиг нерукотворный". И снова Петербург, каким он был до и после Пушкина - возвращение, рондо.

Затем выставка делится как бы на два рукава - Пушкин в воспоминаниях друзей и близких и Пушкин в памяти художников (скульпторов, иллюстраторов и т. д.). Пройдя через произведения мирискусников, мы спускаемся вниз, к ХХ веку, к работам Ульянова, Шухаева, видим ошметки холста Петрова-Водкина, в ярости разрезанного им, поскольку он не был принят на приемной комиссии 1937 года, видим работу Кончаловского - первоначально он изобразил голые волосатые ноги Пушкина, сидящего с пером на постели, но это тоже не прошло, пришлось записать их, набросить скомканное верблюжье одеяло; видим замечательный пейзаж Сарьяна - место, где Пушкин встретил повозку, везущую тело Грибоедова.

Здесь же весь театр - от Мира искусства до последних работ кафедры театрально-декорационного искусства, созданной Акимовым. Здесь же все скульптурные проекты, делавшиеся в ХХ веке.

Живописных работ очень много - портреты Пушкина, в том числе кисти Соколова и Гейтмана, портрет Натальи Николаевны кисти Гау и Макарова, портреты дочерей и сына Пушкина, портреты царей. А в самом начале экспозиции - история в увеличенных фотографиях: открытие опекушинского памятника в Москве и аникушинского - у нас".

Те, кому посчастливилось когда-нибудь бывать во Всесоюзном музее А. С. Пушкина в Екатерининском дворце в городе Пушкине, наверняка почувствуют связь этой выставки с той, давней экспозицией, бывшей одним из самых замечательных достижений музейного искусства и, к великому сожалению, больше не существующей. Ее создание связано с именами С. Ланды, С. Лурье, Т. Галушко, Л. Турбиной, Н. Альтварг. "А потом в реэкспозиции участвовали и мы с Т. Калининой и Т. Тюриной, - вспоминает Т. С. Мишина. - Все мы начинали работать у Семена Семеновича Ланды, но там было намного сложнее - это была философия истории, а теперь мы сделали только выставочный конспект". Но и в конспекте могут быть воспоминания и благодарность: вот лежат рукописи поэта Т. Галушко, а вот картина Г. Израилевича - профиль Пушкина, в который вписан профиль С. Ланды.

Когда ходишь по выставке, возникает ощущение, что верхний этаж - это история, а нижний - огромное житие. Да, именно житие - апокрифы, легенды, сказания, где Пушкин - герой и эпоса, и лубка, и бесхитростной народной баллады, и прихотливой романтической мечты. Начинаешь понимать, почему Аполлон Григорьев произнес свое знаменитое: "Пушкин - наше все". Наверное, устроителям выставки удалось главное - показать пронизанность нашей жизни пушкинским текстом, насыщенность воздуха лучами его гения, его трагедии и славы.

Татьяна ВОЛЬТСКАЯ


[ следующая статья ] [ содержание ] [ подшивка ] [ поиск ]
ъМДЕЙЯ ЖХРХПНБЮМХЪ